Accueil du siteGlobalEuropeAnalyses

GEAB N°76 (15 juin 2013) - Sommaire

Alerte second semestre 2013 – Crise systémique globale II : seconde déflagration dévastatrice / explosion sociale à l’échelle planétaire

Un choc de type Lehman en 2008, départ symbolique de l’incendie et surtout prise de conscience généralisée de la situation, n’a pas encore eu lieu. Ce n’est pas vraiment une bonne nouvelle car avec le temps la situation ne cesse de s’aggraver et ce n’est plus un choc auquel il faut se préparer mais une déflagration dévastatrice… (page 2)

(En savoir +)


UE 2014-2015 : après les élections au Parlement européen, le bras de fer entre Parlement et Conseil européen favorise la montée de l’Euroland

L’architecture institutionnelle de l’UE a toujours été, depuis le début du processus d’intégration européenne, fondée sur le sable mouvant de la réalité politique. Si l’on ne fait que regarder un instant donné, on pourrait être amené à croire que la structure est solide, bien ancrée dans les traités européens. Mais la réalité est tout autre… (page 11)

(En savoir +)


Le monde en 2030 – Diversification / infrastructures / éducation : anticiper la capacité de rebond post-crise d’une économie

S’il est nécessaire d’avoir une vision des événements à court terme pour naviguer dans cette crise d’ampleur séculaire, il ne faut toutefois jamais perdre de vue le panorama général des transformations du monde, tel que nous le rappelons régulièrement dans le GEAB. C’est la raison pour laquelle il est important de ne pas oublier les tendances de fond qui façonnent une société sur le long terme, c’est-à-dire sur plusieurs décennies (20 à 30 ans)… (page 15)

(En savoir +)


Gouvernance Mondiale – Le rapprochement Euro-BRICS au service de la mise à niveau du système ou comme matrice d’un nouveau modèle ? Les institutions de la gouvernance globale théoriquement en charge de gérer la crise qui affecte la planète depuis maintenant 5 ans sont-elles structurellement capables d’engager les réformes nécessaires pour créer les conditions d’une amélioration de leur efficience ?… (page 27)

(En savoir +)


Recommandations opérationnelles et stratégiques

Cash / pétrole / bourse / obligations… (page 30)

(En savoir +)


Le GlobalEurometre - Résultats & Analyses

Le questionnaire de ce mois reflète une inquiétude élevée mais plutôt constante quant aux indicateurs économiques, à l’exception notable près du risque de faillites bancaires qui se précise à nouveau… (page 33)

(En savoir +)




Каков вклад российско-французских отношений в развитие стратегического партнерства между Россией и ЕС и проведение встречи БРИК-ЕС к 2015 г. ?
Справочная информация - Семинар ЕС-Россия 2015 (Ницца, 23-24 сентября 2010 г.)
02/12/2010


В течение двух дней французские и российские эксперты и преподаватели университетов обсуждали в рамках семинара по прогнозированию ЕС-Россия 2015 тему « Каков вклад российско-французских отношений в развитие стратегического партнерства между Россией и ЕС и проведение встречи БРИК-ЕС к 2015 г. ? ». Встреча организована совместно Европейской лабораторией политического прогнозирования (ЕЛПП), Московским государственным институтом международных отношений (МГИМО) и Университетом Ницца/София-Антиполис, во взаимодействии с Сетью Европа 2010, Российским университетом Дружбы народов и сетью кафедр им. Жана Моне.

Программа и Список участников

Приоритетные цели семинара касались трех основных стратегических областей :

1. Содействовать построению нового устойчивого экономического и финансового мирового порядка.

2. Инициировать европейскую архитектуру безопасности XXI века и сформулировать общие идеи по вопросам мировой безопасности.

3. Создать модель мирового управления, соответствующую требованиям XXI века : какой может быть повестка дня саммита ЕС-БРИК ?

Встреча обусловливалась следующими аспектами международной ситуации

Мир по-прежнему переживает кризис исторического масштаба, связанный с прекращением существования систем и соотношения сил, господствовавших со времени окончания Второй мировой войны. Движущие силы, обеспечивавшие на протяжении последних 20 лет динамику процессов ускоренной глобализации и безудержной экспансии рынка, больше не действуют. В последние десятилетия происходит беспрецедентное по своим масштабам изменение баланса в международных отношениях по всем направлениям (финансы, экономика, валютные отношения, стратегия, дипломатия и т.д.) В то же время этот глобальный системный кризис, как и всякий кризис, естественно, обеспечивает позитивное развитие некоторых мировых акторов, таких, например, как Китай, Россия, Бразилия и Индия.

В этом изменившемся глобальном контексте партнерство между ЕС и Россией получает совершенно новые перспективы. И в вопросах мирного урегулирования разногласий, которые не могут не возникать между двумя геополитическими игроками такого уровня, и в вопросах содействия становлению системы мирового управления, соответствующей требованиям XXI века, Европейский Союз и Россия осознают, что являются двумя центральными акторами, на которых рассчитывает не только их собственное население, но и многие другие регионы мира, надеющиеся на появление перспектив стабилизации в современном мировом хаосе, ярким проявлением которого стал недавний провал Всемирного саммита по изменению климата.

С учетом этого нового мирового контекста, а также необходимости обеспечения преемственности в отношении содержания работы трех предыдущих семинаров GlobalEurope ЕС-Россия (Варшава 2004 г., Москва 2005 г., Москва 2008 г.) нынешний четвертый семинар, организованный в рамках перекрестного Года Франции в России и России во Франции, имел целью обсудить, каким образом двусторонние французско-российские отношения могли бы содействовать развитию двух важных составных элементов нового мирового равновесия : стратегического партнерства ЕС-Россия, с одной стороны, и участия ЕС в одном из будущих саммитов БРИК, с другой.

Настоящие рекомендации, сформулированные организаторами на основе весьма содержательных выступлений и дискуссий, призваны помочь руководителям Франции, Евросоюза и Российской Федерации при принятии решений в целях скорейшей интеграции представленных перспектив в процесс определения стратегического выбора. Масштабы и продолжающееся ускорение мирового кризиса заставляют нас активно использовать инновации при определении основных направлений дипломатической деятельности.

Россия и Еврозона : Два обновленных актора в центре глобального системного кризиса

В условиях глобального системного кризиса необходим поиск новых элементов обеспечения глобального равновесия, выходящих за рамки традиционного двустороннего взаимодействия. Отныне центральный вопрос, стоящий перед руководителями крупных держав, состоит не столько в том, какую позицию следует занять по отношению к США (а в последние десятилетия именно этот вопрос был главным), сколько в определении возможностей по отстаиванию своих собственных интересов и формированию посткризисного мира. По единодушному мнению участников семинара, в условиях переходного этапа исторического масштаба, два особых актора призваны сыграть центральную роль в период с 2011 по 2014 гг. в деле обеспечения успешной реализации этого этапа и предотвращения ситуации, при которой новое десятилетие станет десятилетием мировых конфликтов : это Россия и Еврозона (развивающееся объединение, в состав которого входят страны зоны евро, в частности, все страны-основатели европейского сообщества, значимость которого в ЕС возрастает с того момента, как разразился глобальный системный кризис).

Россию можно рассматривать как первого из глобальных акторов, кто совершил трансформацию, перейдя из состояния державы мира, сформированного после 1945 года, в состояние державы посткризисного [1]] мира, в котором мы находимся сегодня и который предопределил судьбу ранее существовавшей системы. Возможно, именно эта уникальная характеристика позволяет России быть лидером – как мы наблюдаем это в случае с БРИК – и пытаться воздействовать на процесс организации мира в посткризисный период.

Что касается Еврозоны, то это реальный актор, действительно преисполненный решимости выйти из миропорядка, созданного после 1945 г. Еврозона дает странам-основателям европейского коммунитарного проекта возможность перехватить инициативу после двух десятилетий нахождения под американо-британским контролем и вернуться к первоначальной идее коммунитарного проекта, которая состояла в освобождении от опеки двух иностранных держав – США и СССР. Еврозона не является альтернативой ЕС. Она представляет собой своего рода матрицу ЕС, способную целеустремленно действовать на мировой арене в силу принципа « валюта обязывает ». Этот новый актор укрепляется на наших глазах на основе своей валютной идентичности и де факто все больше и больше определяет решения ЕС в целом. Причем эта тенденция будет только усиливаться, так как большинство стран ЕС в перспективе должны вступить в зону евро.

Таким образом, Россию и Еврозону можно назвать первыми мировыми акторами, « обновленными » в результате кризиса. В условиях возрастающего давления глобального кризиса эти акторы обнаруживают, что могут определять общую международную повестку дня, предполагающую выявление основных проблем и вызовов и стремление объединить усилия с целью их решения. Кроме того, Еврозона крайне заинтересована в укреплении партнерства с таким акторами, которые, подобно России, могут содействовать снижению рисков для единой валюты.

Российские участники подчеркнули, в частности, тот факт, что помимо повестки дня, даже по методологическим вопросам Россия и Еврозона придерживаются одного и того же образа действий, выступая за активизацию сетей, которые могут обеспечить эффективную совместную работу акторов, имеющих сходные позиции, не создавая при этом отношений иерархии ; по мнению участников, такой образ действия эффективен в переходном мире, где соотношение сил перестает быть четко определенным фактором.

Преодолеть стереотипы в целях построения современных и устойчивых отношений между Европой и Россией

В переходный период самое сложное – это порвать с исчезающим миром и с его умирающими концепциями. Если Россия и Еврозона хотят сохранить свой вес и продолжать оказывать влияние на процессы принятия решений в мире до середины этого десятилетия, то в первую очередь эти « обновленные » акторы должны ответить на серьезный вызов в двусторонних отношениях : в ближайшие два года признать друг друга тем, чем они являются.

Европе следует понять, что Россия – это не СССР и что нынешних российских руководителей, несмотря на то, что они являются представителями своего века, в XXI столетии необходимо воспринимать так же, как руководителей России до 1917 года, то есть как партнеров, играющих структурирующую роль в обеспечении равновесия на евроазиатском континенте, обладающих возможностями глобального действия, но не имеющих идеологического видения целей и методов (в отличие от эпохи СССР). России, в свою очередь, следует « расшифровать » сложный процесс эволюции Европы и признать, что между Европейским Союзом, который зачастую проявляет вызывающую разочарование медлительность в реализации своего стремления к стратегическому партнерству, и традиционными двусторонними связями с Францией, Германией и Италией, которые, несмотря на то, что Москва считает их приоритетными партнерами, не способны играть роль стратегической движущей силы на глобальном уровне, сегодня существует еще один стратегический уровень – Еврозона, « страна, еще только формирующаяся », но уже вполне реальная, поскольку Россия, Китай и другие страны мира располагают миллиардами евро в своих валютных запасах. В сущности, сегодня европейский партнер России, по своей природе, своей структуре и своим озабоченностям, не имеет ничего общего с тем, каким он был, например, в 2005-2006 годы, когда в России проводились первые семинары GlobalEurope.

Такое взаимное признание сегодня крайне необходимо, а для этого нужно, чтобы этой теме было посвящено все больше статей, докладов и встреч, подобных настоящему семинару. Участники также отметили, что для достижения этой цели необходимо отменить визовый режим между ЕС и Россией : эта мера позволит активизировать человеческую и интеллектуальную мобильность между двумя акторами и интенсифицировать разработку совместных инициатив (в области науки и техники, промышленности, торговли и культуры).

Россия-Еврозона : Необходимость стратегического партнерства

Постепенно, несмотря на институциональные ошибки, реальность побуждает обоих акторов де факто приступить к построению стратегического партнерства. Так, во время « кризиса евро » (весной 2010 года), организованного, в частности, Лондонским Сити, Москва (как, впрочем, и Пекин) пришла на помощь единой европейской валюте, заявив, что Россия доверяет Еврозоне и систематически проводит курс на диверсификацию недолларовой части своих валютных резервов в пользу евро. Одновременно с этим Франция, Германия, Италия (тяжеловесы зоны евро) содействовали быстрому восстановлению нормальных отношений между Европой и Россией после грузинского кризиса, выступив при этом против перспективы расширения НАТО на Восток. В этой связи необходимо отметить, что, может быть, Вашингтон и удивлен, обнаруживая, что вопросы европейской безопасности сегодня его касаются меньше, чем Москвы, но совершенно очевидно, что нынешний мировой кризис беспрецедентных масштабов привел к тому, что время, когда США играли непропорционально значительную роль в этой сфере, заканчивается.

Учитывая несостоятельность НАТО (поражение в Афганистане уже в 2011 году, меры по урезанию бюджета – те, что принимаются сегодня, и те, что еще предстоит принять), проблема европейской обороны будет обнаруживать все большее сходство с проблемой безопасности европейского континента и, следовательно, требовать укрепления сотрудничества между Россией и Европой, в результате которого к 2014 году может быть подписан договор о европейской безопасности. В этой связи участники отметили, что взаимодействие между Европой и Россией в деле борьбы с пиратством может служить хорошей моделью для партнерства по вопросам борьбы с терроризмом.

Однако, помимо « традиционной » повестки дня европейско-российского взаимодействия (вопросы соседства, обороны, энергетики, научно-технического сотрудничества, инвестиций), глобальный системный кризис все больше заставляет двух мировых акторов, которыми являются Россия и Еврозона, совместно определять важнейшие области и график взаимодействия в целях обеспечения мирной трансформации системы мирового управления. Для этих двух « обновленных » держав это вопрос их собственных стратегических интересов в краткосрочной и среднесрочной перспективе, а также их способности оказывать влияние на мировое развитие в долгосрочной перспективе.

Россия-Еврозона : Не допустить создания мира, состоящего из конфликтующих блоков

В силу своего исторического опыта оба актора стремятся к созданию сбалансированного многополярного мира. Поэтому они против того, чтобы на смену распадающейся гегемонии США в будущем пришла гегемония Китая. Они выступают за реорганизацию мировой валютной системы в целях предотвращения валютных войн, являющихся фактором структурной нестабильности современной системы плавающих обменных курсов. Извлекая уроки из функционирования существующей валютной системы, они не хотят, чтобы в качестве эталона будущей мировой системы на смену доллару пришла какая-либо национальная или региональная валюта. Они выступают за глубокую перестройку системы управления, которую образуют важнейшие международные институты (Совет Безопасности ООН, МВФ, Всемирный банк и др.). Еврозона, которая в силу своей природы выступает за организацию международных отношений по сетевому принципу, без выстраивания иерархии, видит в России приверженца этого же принципа, о чем свидетельствует активность России в области структурирования БРИК.

В противовес позиции, господствующей в европейских и американских СМИ, участники встречи отметили, что БРИК – это нечто гораздо больше, чем расплывчатое понятие, введенное одним банкиром с Уолл-Стрит. С 2006 года (когда состоялась первая министерская встреча стран БРИК) Россия по инициативе Владимира Путина предпринимает целенаправленные усилия с тем, чтобы наполнить реальным содержанием отношения между этими четырьмя державами : Бразилией, Россией, Индией и Китаем. Это позволило создать механизмы согласования позиций по большинству основных международных проблем, такие, в частности, как регулярные встречи министров иностранных дел и министров финансов (страны БРИК, например, развивают между собой торговлю на основе национальных валют, отходя от доллара), ежемесячные консультации между представителями этих стран в ООН, координация позиций в Группе 20 и саммиты глав государств (в Екатеринбурге в июне 2009 г. и в Сан-Паулу в апреле 2010 г.). Как недавно заявил Дмитрий Медведев, для Москвы развитие отношений в рамках БРИК стало вторым приоритетом во внешней политике после развития партнерства с ЕС. Проводя дипломатический курс, направленный и на развитие отношений в рамках БРИК, и на сотрудничество с Еврозоной, Россия выступает в качестве одного из главных сторонников идеи создания такого посткризисного мира, который бы не состоял из враждующих друг с другом блоков.

Такая позиция созвучна основополагающим целям Еврозоны (и ЕС в целом) : не допустить создания мира, состоящего из конфликтующих блоков, поскольку это – прямой путь к худшему из посткризисных сценариев. При этом с каждым днем руководители Еврозоны все больше убеждаются в том, что Китай, Индия, Россия и Бразилия являются незаменимыми партнерами по всем важнейшим глобальным вопросам, в то время как Вашингтон, учитывая те трудности, с которыми он сталкивается на Ближнем Востоке, в Афганистане и в отношении доллара, демонстрирует неспособность решать все возрастающие проблемы.

Россия-Еврозона : Китай, ВТО, соседство : пока разногласия остаются ?

Разумеется, при наличии общей тенденции к сближению, в отношениях между Россией и Еврозоной существуют ряд конкретных разногласий, которые могут значительно сгладиться, если кризис будет продолжаться.

Китай : угроза и партнер одновременно

Как подчеркнули некоторые выступавшие, анализ отношений с Китаем подчиняется двум различным логикам в зависимости от того, рассматриваются ли эти отношения с точки зрения России или с точки зрения Европы. Москва, естественно, против гегемонии Китая в будущем, но она в то же время выступает за максимальное развитие сотрудничества со своим могущественным азиатским соседом. Российско-китайская солидарность ярко проявляется в валютной сфере : обе страны призывают к реформе мирового валютного порядка и отрицают сколько-нибудь значительную ответственность юаня в современном валютном хаосе, заявляя, что в нестабильности виноват доллар, занимающий центральное место в нынешней системе. В то же время ЕС пока по-прежнему солидарен со старой системой, основанной на долларе, и по этому вопросу склонен следовать за Вашингтоном. Однако со времени кризиса, возникшего весной 2010 года, в Париже и в Берлине (а также во Франкфурте, где расположена штаб-квартира ЕЦБ) начинает появляться и другое мнение, согласно которому пришло время поставить вопрос о международной валютной системе в целом. В течение двух ближайших лет, учитывая неизбежное ослабление доллара, которое будет происходить на фоне монетаризации американского долга и под прикрытием неэффективных мер ФРС, позиция Еврозоны по этому вопросу, по-видимому, станет более радикальной, что позволит России и Еврозоне придерживаться сходных взглядов. Сближение позиций по валютной проблеме должно позволить обоим акторам начать с Китаем откровенный диалог как по вопросам торговли, которые живо интересовали европейских участников (включая проблематику обменных курсов и « валютного демпинга », осуществляемого Китаем и вызывающего растущую критику в Европе), так и по вопросам безопасности, которые вызывают большую озабоченность России. С 2001 года Россия эффективно взаимодействует с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества, цель которой, если говорить просто, состоит в недопущении какого бы то ни было вмешательства НАТО (или одних Соединенных Штатов) в ситуацию в Центральной Азии. Но вместе с тем Россия весьма обеспокоена ростом могущества Китая, с которым имеет общую границу протяженностью 4300 км, и помнит, что единственными « успешными » нашествиями на русские земли были нашествия с востока. Поэтому Россия де факто открыта к любому сотрудничеству с Европой, которое позволило бы усилить возможности международного воздействия перед лицом растущего могущества Китая, а также модернизировать/укрепить ее возможности по развитию/защите богатств и экономического потенциала Сибири. В этой области весьма перспективным представляется сближение интересов безопасности и финансово-экономических интересов в рамках стратегического партнерства между Россией и Еврозоной.

Вступление России в ВТО… Но есть ли у ВТО будущее ?

Вступление России в ВТО также является предметом разногласий, поскольку по кандидатуре Москвы по-прежнему нет окончательного решения, в частности, из-за вопроса цен на энергоресурсы (речь идет о повышении внутренних цен до уровня внешних) и прежде всего в связи с сельскохозяйственной проблематикой : страны Кернской группы выступают за сокращение в три раза предлагаемого Москвой уровня государственных дотаций (9 млрд. долларов США в год до 2012 года). Активные действия Еврозоны могли бы помочь разблокировать ситуацию. Однако кризис заставляет по-новому взглянуть на вопрос вступления в ВТО. Если до конца 2011 года не прекратится распад международной валютной системы, что станет началом периода валютных войн и, следовательно, « валютного демпинга », в отношении которого ВТО бессильна, то перед многими странами-экспортерами встанет очень важный вопрос : а нужно ли оставаться в ВТО ? Участники семинара согласились с тем, что такая ситуация может привести к созданию новой организации по вопросам международной торговли или, по меньшей мере, к глубокой перестройке ВТО, а это, в свою очередь, может привести к тому, что вопрос о кандидатуре России утратит смысл.

Проблемы « соседства » : Украина, Кавказ и Балканы

И, наконец, проблемы « общего соседства » и « вступления Балканских стран в ЕС », которые являются двумя сторонами еще одного предмета разногласий. Москва рассматривает проблематику Кавказа прежде всего как российскую проблематику, в то время как для Брюсселя Балканская проблематика – это проблематика европейская. Вместе с тем, применительно к обоим случаям и ЕС, и Россия хорошо понимают, что Кавказ и Балканы имеют свое мнение в отношении того, как ситуация развивается сегодня и как она будет развиваться завтра. Предсказуемое ослабление, по причине кризиса, присутствия третьего актора – Вашингтона – в обоих этих регионах должно помочь России и Европе двигаться вперед, поскольку они реально заинтересованы в решении проблем, а не в том, чтобы проблемы сохранялись. Следует отметить, что сейчас вопрос, связанный с Украиной, естественным образом переходит из плоскости разногласий (расширение НАТО и ЕС) в плоскость общей проблематики (как обеспечить мирное развитие Украины ?), поскольку обоих расширений не будет, но в то же время внутренние проблемы страны остаются вполне реальными.

Заключение : « Партнерство для модернизации России » в обмен на « Партнерство для освобождения Еврозоны »

Если в нынешний период после грузинского кризиса, новым лозунгом партнерства между ЕС и Россией стало « Партнерство для модернизации России », то представляется очевидным, что Россия уже (в частности, во время кризиса евро) приступила к тому, что в документах ЕЛПП/Е2020 названо « Партнерством для освобождения Еврозоны ». Точно так же, как российская сторона весьма чувствительна к тем советам, которые ей дают по вопросам адаптации системы внутреннего управления к требованиям XXI века, европейская сторона осторожно относится к тем советам, которые ей дают по вопросам адаптации ее внешней политики к реалиям посткризисного мира. Вместе с тем Россия и Еврозона действительно являются двумя важнейшими глобальными акторами, способными содействовать мирному переходу в системе мирового управления. Они придают большое значение культурному измерению в развитии своих обществ, и это является еще одной их общей ценностью, служащей предпосылкой для разработки и реализации совместной повестки дня по основным вопросам предстоящего десятилетия. При этом надо понимать, что построение стратегического партнерства состоит не в том, чтобы составить перечень текущих общих проблем и сказать, что неплохо было бы решать их совместно. Оно состоит прежде всего в том, чтобы определить несколько наиболее серьезных будущих вызовов и понять, что ответ на них можно дать только благодаря совместным усилиям. Именно такое изменение подхода постепенно происходит сегодня, в связи с глобальным системным кризисом, что соответствует интересам развития партнерства между Россией и Еврозоной. Одним из главных этапов на пути развития этого стратегического партнерства, без сомнения, станет первый саммит БРИК-Европа [2] , идею проведения которого поддержали большинство участников и который позволит этим двум крупнейшим организациям, этим двум группам, находящимся в центре будущей архитектуры мира, открыто и откровенно обсудить те вызовы и проблемы, которые их беспокоят.

Программа и Список участников



[1] Отметим, что понятие « мир после » стало предметом исследования, прогностического анализа и разработки рекомендаций в книге Франка Бианшери, выпущенной недавно издательством Editions Anticipolis « Crise mondiale – En route pour le monde d’après : La France, l’Europe et le monde dans la décennie 2010-2020 » [« Мировой кризис – На пути к миру после : Франция, Европа и мир в период десятилетия 2010-2020 гг. »

[2] Мы намеренно используем неопределенное понятие « Европа », так как сегодня не ясно, кто будет представлять европейскую сторону в 2014-2015 гг. : франко-германский тандем, Еврозона или ЕС. В то же время для нас совершенно очевидно, что для того, чтобы откровенно разговаривать со всеми партнерами и особенно с Китаем, Европа должна действовать одна, без США, которые утратили всякое доверие Пекина. Нельзя вести эффективные переговоры в компании с кем-то, чья судьба находится в руках противоположной стороны : а именно таково сегодня положение Вашингтона по отношению к Пекину.



© Copyright Europe 2020 - Contact Email : centre@europe2020.org - Site réalisé sous Spip